Банкрот ресурс

Содержание
  1. Банкрот ресурс
  2. Главное сейчас
  3. Новости все материалы
  4. Больше новостей
  5. Последние обсуждения
  6. Экспертное мнение
  7. Голосование
  8. Архив материалов
  9. Мнения из сети
  10. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2012 г. N 12АП-3104/12
  11. Ïðåññà î ÂÀÑ ÐÔ
  12. Íåñíîñíûé ÒÊÖ
  13. Купить сайт-банкрот и сделать на этом состояние
  14. Пресс-центр

Банкрот ресурс

Почему реформы образования раскритиковали в КС?

Главное сейчас

Новости все материалы

Больше новостей

Собственника ТЛК «Южноуральский» требуют признать банкротом

Собственника ТЛК «Южноуральский» – ООО «Ресурс» просят признать банкротом. Заявление в Арбитражный суд Челябинской области подала Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №15 по Челябинской области. Соответствующая информация опубликована в картотеке арбитражных дел.

Сумма исковых требований — более 131,7 млн руб., в том числе 131,2 млн – налоговые платежи, 456,6 тыс. — задолженность по страховым взносам и пени на обязательное пенсионное и медицинское страхование.

Заявление до 29 ноября оставлено без движения, поскольку оно было подано с нарушением норм законодательства. В связи с этим кредитору предложено устранить допущенные нарушения.

Информационная служба Накануне.RU

Добавить комментарий:

Собственника ТЛК «Южноуральский» требуют признать банкротом

Последние обсуждения

Экспертное мнение

О невыездных из ФСБ и дестабилизаторах из ГРУ

«Жертвы перестройки» — это должна быть наградная категория для элиты

«Формулу Штайнмайера» не понял никто

Голосование

Архив материалов

ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС

Мнения из сети

Информационное агентство «Накануне.RU»

Свидетельство о регистрации СМИ ИА№ФС77-56094 от 15 ноября 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Сетевое издание «Накануне.RU»

Свидетельство о регистрации СМИ Эл№ФС77-56357 от 02 декабря 2013 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредитель ООО «Институт информационных технологий»

620142 г. Екатеринбург ул. Степана Разина, д. 16 (3 этаж)

Главный редактор: Хурбатов С.В.

Использование материалов агентства допускается только с согласия редакции.

Редакция не несет ответственности за содержание комментариев к материалам сайта. Комментарии к материалам сайта — это личное мнение посетителей сайта.

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2012 г. N 12АП-3104/12

Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2012 г. N 12АП-3104/12

Дело N А57-8608/2012

Резолютивная часть постановления объявлена «14» мая 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен «15» мая 2012 года.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Жаткиной Светланы Александровны,

судей Грабко Олега Владимировича, Самохваловой Анны Юрьевны,

при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи секретарем судебного заседания Ильиной Светланой Сергеевной,

при участии в судебном заседании представителей закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья-Ресурс» Крылова Вячеслава Олеговича, действующего на основании доверенности N 3 от 14.05.2012 года, Пчелиной Светланы Сергеевны, действующей на основании доверенности N 4 от 23.01.2012 года представителя закрытого акционерного общества «Геонефть» Нерсисян Арсена Гариковича, действующего на основании доверенности N 4 от 11.05.2012 года,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества «Геонефть»,

на определение Арбитражного суда Саратовской области от 21 марта 2012 года по делу N А57-8608/2012, судья Чирков О.Г.,

по заявлению закрытого акционерного общества «Геонефть» (410509, Саратовская область, Саратовский район, 0,5 км юго-западнее п. Ивановский, ОГРН 1096432003260, ИНН 6432007639),

о признании должника — закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья-Ресурс» (юридический адрес: 410600, г. Саратов, ул. Вольская, 91; фактический адрес: 410031, г. Саратов, ул. Соборная, 21 «М», ОГРН 1026402660668, ИНН 6452064018) несостоятельным (банкротом),

Закрытое акционерное общество «Геонефть» обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) закрытое акционерное общество «Нефть Поволжья-Ресурс».

Определением Арбитражный суд Саратовской области от 21.03.2012 закрытому акционерному обществу «Геонефть» в принятии заявления о признании должника — Закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья-Ресурс» несостоятельным (банкротом), отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, Закрытое акционерное общество «Геонефть» обратилось в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой.

По мнению подателя жалобы, вывод суда первой инстанции об отказе в принятии заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) неправомерен, поскольку в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 33 Закона о банкротстве для принятия судом заявления имелись все основания.

Заявитель жалобы просит отменить обжалуемое определение и принять новый судебный акт.

В судебном заседании заявитель доводы жалобы поддержал.

Представителя ЗАО «Нефть Поволжья-Ресурс» возражали против удовлетворения жалобы, полагая, что оспариваемый судебный акт принят с соблюдением норм материального и процессуального права.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы в открытом судебном заседании, апелляционный суд не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены судебного акта в силу следующего.

Как следует из материалов дела, закрытое акционерное общество «Геонефть» обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) закрытое акционерное общество «Нефть Поволжья-Ресурс».

Заявление мотивировано наличием у закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья — Ресурс» перед закрытым акционерным обществом «Геонефть» задолженности по агентскому договору N Г-01 от 22 декабря 2009 года в размере 25 816 769,03 руб., суммы уплаченной в федеральный бюджет государственной пошлины в размере 152 083,85 руб. согласно решению Арбитражного суда Саратовской области от 18.11.2011 по делу NА57-5247/2011.

При решении вопроса о принятии заявления закрытого акционерного общества «Геонефть» о признании закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья-Ресурс» несостоятельным (банкротом) Арбитражным судом Саратовской области установлено, что решение суда, на котором основано требование заявителя, на дату обращения с указанным заявлением в законную силу не вступило.

Апелляционной коллегией установлено, что согласно сведениям, размещенным на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, закрытое акционерное общество «Нефть Поволжья — Ресурс», не согласившись с решением Арбитражного суда Саратовской области от 18.11.2011 по делу N А57-5247/2011, подало апелляционную жалобу.

До настоящего времени апелляционная жалоба не рассмотрена.

Определением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.05.2012 судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья — Ресурс» отложено на 30 мая 2012 года.

Согласно части 1 статьи 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение арбитражного суда первой инстанции, за исключением решений, указанных в частях 2 и 3 настоящей статьи, вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня его принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Таким образом, на момент подачи в суд заявления о признании должника банкротом — 19.03.2012, решение суда от 18.11.2011, на котором закрытое акционерное общество «Геонефть» основывало свои требования, не вступило в законную силу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Закона о банкротстве правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы.

По общему правилу в соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона о банкротстве право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по денежным обязательствам с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств.

В соответствии с пунктом 2 статьи 6 Закона о банкротстве производство по делу о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее ста тысяч рублей, а также имеются признаки банкротства, установленные статьей 3 настоящего Закона.

Согласно пункту 2 Закона о банкротстве заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем сто тысяч рублей и указанные требования не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

Из совокупного анализа вышеуказанных норм следует, что на стадии рассмотрения вопроса о принятии заявления о признании должника банкротом арбитражный суд проверяет наличие совокупности трех условий: требования к должнику — юридическому лицу в совокупности должны составлять не менее ста тысяч рублей и соответствующие обязательства не исполнены должником в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, статус заявителя применительно к пункту 1 статьи 7 Закона о банкротстве.

Требование кредитора при этом должно быть подтверждено вступившим в законную силу судебным актом.

Учитывая фактические обстоятельства дела, на момент обращения закрытого акционерного общества «Геонефть» требуемое частью 2 статьи 33 Закона о банкротстве условие о сроке не наступило, следовательно, заявитель не обладал правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании закрытого акционерного общества «Нефть Поволжья-Ресурс» несостоятельным (банкротом).

В статье 43 Закона о банкротстве одним из оснований для отказа судьей арбитражного суда в принятии заявления о признании должника банкротом является нарушение условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 33 настоящего Закона о банкротстве.

На основании изложенного оспариваемый судебный акт — определение Арбитражный суд Саратовской области от 21.03.2012 отмене не подлежит как принятое с соблюдением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

Определение Арбитражного суда Саратовской области от 21 марта 2012 года по делу N А57-8608/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в течение одного месяца со дня изготовления постановления в полном объеме через Арбитражный суд 1-ой инстанции, принявший определение.

Ïðåññà î ÂÀÑ ÐÔ

Íåñíîñíûé ÒÊÖ

Âëàäèñëàâó Åëèñååâó ðàçðåøèëè êóïèòü íåäîñòðîé â Ñîëíå÷íîì

Çäàíèå ÒÊÖ, ïðèîáðåòàåìîå «Äåëîâûì öåíòðîì», ìîãóò ñíåñòè ïî èñêó ìýðèè Óôû

 ñóäå ðàçâåðíóëñÿ î÷åðåäíîé ýòàï áîðüáû çà íåäîñòðîåííîå çäàíèå òîðãîâî-êóëüòóðíîãî öåíòðà (ÒÊÖ) íà óëèöå Áàêàëèíñêîé â Óôå è 6 ãà çåìëè ïîä íèì. Âîçìîæíîñòü âåðíóòü àêòèâ âìåñòå ñ ïðàâàìè íà ó÷àñòîê ïîëó÷èëè ñòðóêòóðû ïðåäïðèíèìàòåëÿ Âëàäèñëàâà Åëèñååâà, êîòîðûå âîçâîäèëè ÒÊÖ. Îäíîâðåìåííî íà ïëîùàäêó ïðåòåíäóåò ãîðîäñêàÿ àäìèíèñòðàöèÿ, êîòîðîé êîìïàíèÿ ãîñïîäèíà Åëèñååâà îñòàëàñü äîëæíà îêîëî 19 ìëí ðóá. Ìýðèÿ òðåáóåò ñíîñà ïî÷òè ãîòîâîãî çäàíèÿ öåíòðà è ðàñòîðæåíèÿ äîãîâîðà àðåíäû íà çåìëþ. Þðèñòû îòìå÷àþò, ÷òî äëÿ ïîáåäû â ñïîðå àäìèíèñòðàöèè ïîòðåáóåòñÿ äîêàçàòü, ÷òî çäàíèå áûëî ïîñòðîåíî ñàìîâîëüíî.

ÂÒÁ, â çàëîãå ó êîòîðîãî äî íåäàâíåãî âðåìåíè íàõîäèëñÿ îñíîâíîé àêòèâ áàíêðîòà ÎÎÎ «ÑÌÓ „Ñòðîéïðîåêòöåíò𓻠— íåäîñòðîåííûé òîðãîâî-êóëüòóðíûé öåíòð íà óëèöå Áàêàëèíñêîé (ìèêðîðàéîí Ñîëíå÷íûé), óäàëîñü ÷åðåç ñóä ðàçáëîêèðîâàòü ïðîöåññ ïåðåõîäà ïðàâ íà ýòîò àêòèâ åãî íîâîìó ïðèîáðåòàòåëþ.

18-é àïåëëÿöèîííûé àðáèòðàæíûé ñóä ïî èñêó áàíêà ñíÿë îáåñïå÷èòåëüíûå ìåðû, çàïðåùàâøèå ðåãèñòðèðîâàòü ñäåëêó ïî ïîêóïêå îáúåêòà êîìïàíèåé ÎÎÎ «Äåëîâîé öåíòð» Óôû.

«Äåëîâîé öåíòð», ïðèíàäëåæàùèé, ïî äàííûì «ÑÏÀÐÊ-Èíòåðôàêñ», ÷åðåç ðÿä êîììåð÷åñêèõ ñòðóêòóð ñóïðóãå âëàäåëüöà ÑÌÓ «Ñòðîéïðîåêòöåíòð» Âëàäèñëàâà Åëèñååâà Ëàðèñå, êóïèë íåäîñòðîé íà òîðãàõ ó êîíêóðñíîãî óïðàâëÿþùåãî â íà÷àëå àâãóñòà. Çà âîçâðàùåíèå ïðàâ íà êîìïëåêñ ïëîùàäüþ 14,2 òûñ. êâ.ì, ãîòîâíîñòü êîòîðîãî ñîñòàâëÿåò 78%, ñåìüÿ ãîñïîäèíà Åëèñååâà ñîãëàñèëàñü çàïëàòèòü ïîëöåíû — 525,6 ìëí ðóá. ïðè íà÷àëüíîé ñòîèìîñòè àêòèâà 1,1 ìëðä ðóá. Òîðãè ïðîõîäèëè â ôîðìå ïóáëè÷íîãî ïðåäëîæåíèÿ (ñì. „Ú“ îò 2 àâãóñòà).

Ìýðèÿ, êàê ñëåäóåò èç ìàòåðèàëîâ ñóäà, ïîòðåáîâàëà çàìîðîçèòü ðåãèñòðàöèþ ñäåëêè ñ íåäâèæèìîñòüþ áàíêðîòà èç-çà îïàñåíèé ïîòåðÿòü â äàëüíåéøåì ïðàâà íà çåìåëüíûé ó÷àñòîê ïîä ÒÊÖ ïëîùàäüþ 6,2 ãà, à òàêæå íåäîèìêó ïî ðåíòå â ðàçìåðå 18,7 ìëí ðóá.  ñâîåì èñêå ìýðèÿ çàÿâèëà, ÷òî àðåíäàòîð íàðóøèë óñëîâèÿ äîãîâîðà, «ñàìîâîëüíî» ïîñòðîèâ íà ïëîùàäêå «äðóãîé» îáúåêò, íå ïîëó÷èâ íà íåãî ðàçðåøåíèå íà ñòðîèòåëüñòâî, à êðîìå òîãî, ïðè ñòðîèòåëüñòâå âûøåë çà ãðàíèöû îòâåäåííîãî ó÷àñòêà.  èþíå àäìèíèñòðàöèÿ îáðàòèëàñü â ñóä ñ èñêîì, â êîòîðîì òðåáóåò äîñðî÷íî ðàñòîðãíóòü äîãîâîð ñ ÑÌÓ, èñòåêàþùèé â 2015 ãîäó, îñâîáîäèòü çåìåëüíûé ó÷àñòîê è ñíåñòè çäàíèå öåíòðà. Ñëóøàíèÿ ïî íåìó â ñóäå ïðîäîëæàþòñÿ.

ÂÒÁ, çàèíòåðåñîâàííûé â ðàòèôèêàöèè ñäåëêè ñ èìóùåñòâîì äîëæíèêà, íàñòàèâàë íà òîì, ÷òî çàìîðîçêà ñäåëêè íàðóøàëà åãî ïðàâà êàê çàëîãîâîãî êðåäèòîðà, à òàêæå îòìå÷àë, ÷òî ìýðèÿ, íå ÿâëÿÿñü êîíêóðñíûì êðåäèòîðîì ÑÌÓ, íå èìåëà ïðàâà âìåøèâàòüñÿ â ïðîöåäóðó áàíêðîòñòâà. Ñóä ñîãëàñèëñÿ, ÷òî áëîêèðîâàíèå ñäåëêè ñ èìóùåñòâîì áàíêðîòà «ïðåïÿòñòâóåò öåëè êîíêóðñíîãî ïðîèçâîäñòâà».

• ÑÌÓ «Ñòðîéïðîåêòöåíòð» áûëî ïðèçíàíî áàíêðîòîì â 2010 ãîäó. Îñíîâíûì åãî èìóùåñòâîì ÿâëÿëîñü çäàíèå ÒÊÖ ïëîùàäüþ 14,2 òûñ. êâ.ì. Êîìïàíèÿ ïëàíèðîâàëà îòêðûòü åãî åùå â 2007 ãîäó, ïðåäîñòàâèâ ïëîùàäè â àðåíäó â òîì ÷èñëå ÷åòûðåõçàëüíîìó êèíîòåàòðó è ìîäíûì áóòèêàì. Êðóïíåéøèì êðåäèòîðîì áàíêðîòà ñòàëè åå îñíîâíîé àêöèîíåð ÎÎÎ «Ò-ôèíàíñ» (900 ìëí ðóá.), à òàêæå ÂÒÁ, äîëã ïåðåä êîòîðûì ñîñòàâëÿë îêîëî 690 ìëí ðóá.

Êîíêóðñíûé óïðàâëÿþùèé ÑÌÓ Àðòóð Øàéõåòäèíîâ â÷åðà íå óòî÷íèë, êîãäà áóäåò çàêðûòà ñäåëêà ñ «Äåëîâûì öåíòðîì». Îí ëèøü ñêàçàë, ÷òî â õîäå òîðãîâ ïî ïðîäàæå èìóùåñòâà áàíêðîòà áûë «îïðåäåëåí ïîáåäèòåëü», è íàëîæåííûé ñóäîì çàïðåò íà êóïëè-ïðîäàæè íåäâèæèìîñòè áàíêðîòà áûë ñîáëþäåí.

 àäìèíèñòðàöèè Óôû â÷åðà íå êîììåíòèðîâàëè, áóäóò ëè îñïàðèâàòü ðåøåíèå àïåëëÿöèè. Îäíàêî íà ñíîñå òîðãîâîãî öåíòðà, «ñòðîèòåëüñòâî êîòîðîãî âåëîñü íåçàêîííî», êàê îòìåòèë ïðåäñòàâèòåëü óïðàâëåíèÿ ïî çåìåëüíûì ðåñóðñàì Âëàäèìèð Áàðàáàø, àäìèíèñòðàöèÿ íàìåðåíà íàñòàèâàòü.

Ñ Âëàäèñëàâîì Åëèñååâûì â÷åðà ñâÿçàòüñÿ íå óäàëîñü.

Þðèñòû ñ÷èòàþò, ÷òî ïåðñïåêòèâû êîìïàíèé ãîñïîäèíà Åëèñååâà ïî ñîõðàíåíèþ ïðàâ íà ó÷àñòîê è çäàíèå çàâèñÿò îò òîãî, ñìîæåò ëè ìýðèÿ äîêàçàòü â ñóäå ôàêò ñàìîâîëüíîãî ñòðîèòåëüñòâà. «Íè÷òî íå ìåøàåò àäìèíèñòðàöèè ïîñëå ïåðåõîäà ïðàâ íà çäàíèå ê „Äåëîâîìó öåíòðó“ ïðåäúÿâèòü èñê î ñíîñå îáúåêòà è ðàñòîðæåíèè àðåíäíîãî äîãîâîðà ê íîâîìó îòâåò÷èêó,— ïîëàãàåò ðóêîâîäèòåëü ïðàêòèêè ïî çàùèòå íåäâèæèìîñòè àãåíòñòâà þðèäè÷åñêîé áåçîïàñíîñòè «Èíòåëëåêò-Ñ» Àëåêñàíäð Ëàòûåâ.— Âûñøèé Àðáèòðàæíûé Ñóä ÐÔ ñïåöèàëüíî ðàçúÿñíèë, ÷òî ðåãèñòðàöèÿ ïðàâà ñîáñòâåííîñòè íà ïîñòðîéêó íå ïðåïÿòñòâóåò ïðèçíàíèþ åå ñàìîâîëüíîé».  òî æå âðåìÿ íà÷àëüíèê þðèäè÷åñêîãî îòäåëà, çàìåñòèòåëü ïðåäñåäàòåëÿ ïðàâëåíèÿ ÀÊÁ «Ëàíòà áàíê» Äìèòðèé Øåâ÷åíêî ïîä÷åðêíóë, ÷òî «ñàìî ïî ñåáå ïðèçíàíèå ïîñòðîéêè ñàìîâîëüíîé íå ÿâëÿåòñÿ áåçóñëîâíûì îñíîâàíèåì äëÿ åå ñíîñà». Áîëåå òîãî, «çàêîí ïðåäóñìàòðèâàåò ðÿä ñëó÷àåâ ëåãàëèçàöèè òàêèõ ñòðîåíèé», îòìåòèë ýêñïåðò: «Âàæíûì ìîìåíòîì â ýòîì ñïîðå ÿâëÿåòñÿ òî, ÷òî íà ñàìîâîëüíî âîçâåäåííûå ïîñòðîéêè äåéñòâèòåëüíî íå ðàñïðîñòðàíÿþòñÿ ïðàâèëà äîáðîñîâåñòíîãî ïðèîáðåòåíèÿ. Ïîýòîìó åñëè èñê àäìèíèñòðàöèè â ýòîé ÷àñòè áóäåò óäîâëåòâîðåí, ðåøåíèå ìîæåò íåãàòèâíûì îáðàçîì îòðàçèòüñÿ íà òàê íàçûâàåìîì „íîâîì âëàäåëüö哻.

Купить сайт-банкрот и сделать на этом состояние

Сегодня мы поговорим о том, как найти и приобрести сайт-банкрот и не просто так, а чтобы реанимировать его и получить приличную прибыль. Давайте начнем!

Ни для кого не секрет, что более половины всех современны бизнес-сайтов терпят фиаско, попросту становятся банкротами. Дело вовсе не в том, что мы хотим вас напугать. Сегодня мы расскажем о том, почему сайт становится банкротом, и как выкупить такой ресурс с пользой для своего бизнеса.
На сегодняшний день можно выделить 25 основных причин, которые приводят к банкротству любой компании. Во-первых, это всегда происходит не случайно. Многие банкиры и директора просто закрывают глаза на проблемы, которые есть у фирмы, а это уже чревато. Если говорить о тяжести последствий для работы компании, то непрофессионализм ведущих менеджеров становится первым в очереди. Аналитики утверждают, что именно руководитель должен обладать знаниями и умениями вести бизнес. Если хозяин предприятия может отдохнуть от дел, то вот без успешного менеджера компания быстро провалится. Специалист должен не только отслеживать тенденции рынка, но и направлять бизнес в нужное русло. Кроме того, никто не захочет купить бензогенераторы в той компании, где нет совершенной схемы оплаты товара или услуги. Компания должна не только аккуратно обращаться со средствами клиентов, но также вовремя рассчитываться с собственными долгами. Руководство компании не должно быть чересчур самоуверенным, это приводит к краху всего бизнеса.
Не стоит забывать о ведении отчетности и внутреннем контроле над движением капитала предприятия в целом. Наконец, конкурентоспособность сохранить сможет только тот, кто умело управляет сбытом товара и не имеет недостатка капитала.
Неверное планирование начинается с заимствования чужих идей. Например, одна компания утверждает, что цена дизельных генераторов должна находиться в пределах 1000 у.е., а вы собирались продавать свою технику на порядок дороже. Возможно, стоит сделать ставку на качество, а не пытаться войти на рынок быстро. Если с основными факторами банкротства мы разобрались, можем переходить к скупке сайтов.
Если ресурс уже признан банкротом, то деваться ему особо некуда: придется «сдаваться». Важно их приобретение хотя бы по той причине, что за период своей работы они уже приобрели постоянных посетителей, некоторое количество выгодных партнеров и ссылок. Иногда это более удобно, чем создавать собственный ресурс и раскручивать его. Не забывайте о том, что после покупки ресурса вам придется обновлять всю информацию, ведь он долгое время стоял неподвижно, и посетители начали о нем забывать. Кроме того, если вы хотите найти заброшенный сайт, то обратитесь к базе ресурсов, находящихся на ремонте, или временно закрытых. Также можно зайти в поисковую систему и ввести запрос Copyright 2010. Не забудьте проверить, не истек ли у ресурса срок оплаченного доменного имени. Если это так, то сайт не будет распознаваться поисковой системой.

Пресс-центр

(812) 407-80-77, 273-30-34 [email protected]

15 августа 2019

17 октября 2018

28 сентября 2018

Статья для банкротов

Как не сесть в тюрьму, обанкротив свою фирму…

Вы замечали? Почти каждое разорение известной компании заканчивается теперь возбуждением уголовного дела по факту преднамеренного или фиктивного банкротства. Прозрачность формулировок закона дает правоохранителям возможность завести дело практически на любого предпринимателя.

Отвечая на просьбу «Бизнес-журнала» оценить риски вла­дельцев компаний, переживающих процедуру банкротства, профессиональный кризис-менеджер и руководитель Центра антикризисных тех­нологий РАИР Вячеслав Бычков так описывает сложившуюся обстановку: «Если говорить о банкротствах пред­приятий, рыночная стоимость акти­вов которых превышает 500 милли­онов рублей, то риск возбуждения уголовного дела составляет 90%». Разумеется, на фоне общего объема банкротств (если считать все ликви­дируемые таким образом «пустыш­ки» и «однодневки») количество за­веденных уголовных дел выглядит незначительным. Но такие расчеты сами по себе Бычков считает лишен­ными смысла. Если же речь идет «о любом более или менее серьезном бизнесе», то, затеяв сегодня по соб­ственной инициативе банкротство, предприниматель имеет все шансы закончить дело не в арбитражном суде, а на скамье подсудимых. Про­цессы, в которых фигурирует «пред­намеренное банкротство», продол­жаются сейчас в отношении руково­дителей ОАО «ИжАвто», ОАО «КД авиа», «Банана-мама» и еще десят­ков организаций. Тем временем МВД и прокуратура почти ежедневно со­общают о начале судебного пресле­дования владельцев других, куда ме­нее известных компаний — по тем же основаниям. Вот тебе и « Chapter 11» по-российски.

Уголовный кодекс содержит сразу несколько позиций, позволяющих воз­будить уголовное дело при банкрот­стве. Статья 197 предусматривает от­ветственность за фиктивное банкрот­ство, статья 196 —за преднамеренное банкротство, а статья 195 — за непра­вомерные действия при банкротстве. Что означает эта детализация?

— Если упростить, — объясняет Максим Самарев, член коллегии адво­катов Московской области, — то пред­намеренное банкротство — это когда руководство компании специально до­водит бизнес до несостоятельности. Например, путем вывода наиболее ликвидных активов, искусственно со­здавая задолженность перед подстав­ными лицами, которые впоследствии инициируют банкротство. Фиктивное банкротство означает, что деньги у компании есть, но руководство это скрывает: например, выводит сред­ства в наличность. А вот 195-я статья Уголовного кодекса на практике всегда соседствует с двумя другими. Ведь там, где обнаруживается преднаме­ренное или фиктивное банкротство, возникают и неправомерные дей­ ствия. В обоих случаях перед законом чаще всего отвечает руководитель предприятия: последует либо штраф, либо лишение свободы (максимально возможный срок — 6 лет).

Первое дело о преднамеренном банкротстве в новой России было за­крыто в 2001 году. Тогда петербург­ская предпринимательница Елена Пикулина, директор ООО «Ника», по­лучила 5 лет лишения свободы, Заме­тим, ничего особенно криминального в действиях хозяйки фирмы не усмат­ривалось. Просто за шесть месяцев до банкротства она продала принад­лежащее ей помещение магазина по заниженной (на взгляд проверяющих и судей) цене. Из-за того что обще­ство осталось без столь ценного акти­ва, кредиторы после банкротства ни­чего не получили. Самое любопытное в этой истории — цена вопроса. 35 тысяч долларов — именно столько составляла рыночная цена помеще­ния площадью 152,6 квадратных мет­ра. При фиктивной продаже Пикулина якобы получила за магазин 4 тысячи долларов, хотя деньги на счет компа­нии так и не поступили. Итог — ре­альный срок лишения свободы!

Итак, для возбуждения уголовного дела не обязательно владеть актива­ми стоимостью в миллионы долларов (подобное обстоятельство лишь по­вышает риск). На практике достаточ­но обидеть нескольких кредиторов или чем-нибудь «заинтересовать» чиновников — и банкротство как по мановению волшебной палочки пре­вращается в уголовное преследова­ние бизнесмена.

В последние годы количество по­добных дел постоянно увеличивалось, но с началом кризиса цифры, похоже, взбесились — на волне вызванных глобальной финансовой депрессией банкротств. Точной статистики никто дать не может (ее в стране просто никто не ведет), но специалисты пыта­ются составлять экспертные пропор­ции. «По моим ощущениям, — делится размышлениями адвокат Максим Са­марев, — на 10 банкротств сегодня можно ждать одного уголовного дела, а примерно одно из 20-30 дел заканчи­вается приговором. Хотя многое зави­сит от заинтересованности кредито­ров, администрации региона или рай­она, договоренностей с работниками. Скажу так: если кто-то подаст заявле­ние о банкротстве, дело будет возбуж­дено. Для этого достаточно самого факта подачи заявления».

Косвенных подтверждений справедливости таких оценок обна­руживается достаточно. Вот, напри­мер, в октябре белгородские милици­онеры сообщили, что с начала 2009 года в области было зарегистрирова­но 164 банкротства, причем в 13 слу­чаях обнаружились основания для возбуждения уголовного дела. Пока никто из этих 13 «счастливчиков» не осужден. Однако учтем: на расследо­вание и суд уходит минимум год.

Группа риска

Эксперты советуют: почувствовав, что банкротство — вполне реальная перспектива для компании, ее руково­дитель должен корректно оценить риск оказаться на скамье подсудимых соб­ственной персоной. А для этого важно учитывать факторы, способствующие попаданию предприятия в группу риска.

Первый и, пожалуй, самый значимый из них — наличие, что называется, ин­тересного актива. Как только становится известно о грядущем банкротстве фир­мы, обладающей аппетитной собствен­ностью, начинается бешеная гонка кре­диторов, каждый из которых стремится первым подать иск в арбитражный суд или заявление в прокуратуру.

Кредиторы будут искать любую воз­можность вернуть свои деньги. «Кто стреляет вторым — умирает пер­вым», — с профессиональным шиком описывает эту ситуацию кризис-ме­неджер Вячеслав Бычков. А адвокат Максим Самарев добавляет: если кре­дитор не сможет получить деньги в процедуре банкротства, то уж в рамках уголовного дела он всегда может предъявить гражданский иск и потре­бовать возмещения своих убытков. «На мой взгляд, риск увеличивается, если у предприятия в рамках процедуры банкротства накапливается много «обиженных» кредиторов», — говорит Самарев. Иными словами, уголовное дело для кредитора (особенно «вы­стрелившего вторым») — еще один из возможных способов вернуть свои деньги, тем более если спорная сумма достаточно велика.

Уголовное дело далеко не всегда оказывается бесплатной процедурой для кредитора. Но. «Если цель при­влекательна в финансовом отношении, у инициатора, скорее всего, найдутся деньги и на привлечение правоохра­нительных органов, и на «подпитку» уголовного процесса», — уверен Быч­ков. А значит, единственным способом защиты для банкрота остается при­влечение на свою сторону админист­ративного и финансового ресурсов (если договориться с кредиторами по-хорошему не удается).

Вторая опасность носит «социаль­ную» окраску, Губернаторы и их под­чиненные в последнее время изо всех сил стращают бизнесменов, преду­преждая: если при банкротстве будут зафиксированы массовые увольнения, то проверки неминуемы. А за ними вполне могут последовать и уголовные дела. Такой сценарий в «воспитательных целях» уже открыто представили предпринимателям многие губернаторы, в том числе Эдуард Росс (Свердловская область), Олег Бoгомолов (Курганская область) и Александр Карлин (Алтайский край). Высокопоставленные чиновники призвали правоохранительные органы регионов обращать особо пристальное внимание на факты банкротства. А. Ю. Чайка в ходе встречи с главами регионов в ответ на их просьбы поо6eщал активизировать работу в этом направлении по линии Генпрокуратуры.

И сразу же (вот ведь странное совпадение!) появились очередные примеры показательных уголовных дел. Характерный пример — ситуация, сложившаяся на Кемском лесопильно-деревообрабатывающем заводе в Карелии. «Социальная значимость прекращения деятельности предприятия оказалась огромной. Более пятисот жителей Кемского района остались без работы. Это можно было спрогнозировать и постараться избежать столь серьезных последствий, но руководству завода было, вероятно, выгоднее производить экономические операции, которые привели сначала к падению платежеспособности предприятия, а потом к тому, что оно стало работать в убыток». Даже представители республиканских органов внутренних дел приводят уже yпоминавшиеся «банкротные» статьи РФ, по которым заведены уголовные дела против руководства завода.

По версии следствия, руководство предприятия удерживало с зарплаты рабочих налоги, но в бюджет их не перечисляло, тем самым поставив завод на грань банкротства: из-за долгов перед бюджетом. «Руководи­телей, несмотря на сложную эконо­мическую ситуацию, в. большей степени заботит собственное благо­получие в ущерб интересам государ­ства и граждан», — резюмировал, комментируя это дело, начальник Управления по налоговым преступлениям МВД Карелии Максим Гудков. С активами в таких делах все более или менее очевидно. А вот с «социаль­ным аспектом» — не до конца. Сооб­щения о возбуждении уголовных дел против предпринимателей, «не справившихся» с управлением «доверен­ными» им заводами и фабриками, Приходят почти каждый день. Порой создается ощущение, что в массовом сознании намеренно формируется стереотип: предприниматели-вреди­тели специально губили принадлежавшие когда-то «народу» заводы и фаб­рики, «выводили прибыль», обирали
своих работников, а теперь пытаются уйти с награбленным добром под при­крытием законодательства о банкрот­стве. Расхлебывать же проблемы при­ходится, как всегда, несчастному госу­дарству, у которого и так забот невпроворот. В большинстве распро­страняемых по официальным каналам сообщений об уголовном преследова­нии злонамеренных банкротов ни
слова не говорится ни о предприни­мательских рисках, ни о резко изме­нившейся в связи с кризисом конъюнктуре, ни о коррупции чинов­ников, продолжающих собирать с бизнеса ренту, ни о росте тарифов. Психологическое клише скроено без затей: плохие капиталисты жируют за
счет трудящихся. Знакомая закваска, не так ли?

Правомерны ли такого рода обви­нения в адрес предпринимателей?

«На мой взгляд, речь идет осугубо субъективной оценке деятельности компаний, — уверен руководитель от­дела управленческого консалтинга представительства ком­пании CBR Consulting Group Михаил Чернышев. — Думаю, это просто еще один способ давления на частные компании. Очевидно, что без проверки и изучения финансовой ситуации трудно оценить причины падения пла­тежеспособности той или иной компа­нии. Более того, в современных эконо­мических условиях непросто доказать и то, что бизнес пострадал исключи­тельно из-за корысти руководства. Зато. всем сразу понятно: лучше всеми силами держаться на плаву, чем банкротство и уголовное дело».

Глазами юристов

— В теории о преднамеренном банкротстве как о преступлении можно говорить лишь тогда, когда сама по себе процедура банкротства уже за­вершена, а факт несостоятельности подтвердил суд, — говорит юрист кол­легии адвокатов «Защита» Сергей Рудько. — Но на деле заявления в пра­воохранительные органы подаются на разных стадиях. Часто — сразу после поступления в арбитражный суд заяв­ления о банкротстве».

Причиной проверки могут стать лю­бые обстоятельства деятельности ком­пании, в том числе предположения о попытках сокрытия части имущества, фальсификации или уничтожение документов, продаже имущества по заниженным ценам, искусственного создания долгов через подставные фирмы и т. п. Правда, перед следова­телями в таких случаях обычно стоит довольно сложная задача. Ведь необ­ходимо доказать связь между действи­ями руководства и банкротством пред­приятия! «Проще говоря, — объясняет начальник управления проектной ра­боты департамента налогов и права УК «Независимые директора» Игорь Бо­гомолов, — представители закона должны доказать не только тот факт, что конкретные действия руководителя или собственника привели к банкрот­ству, но и что указанные лица заведо­мо зналио том, что их действия с необходимостью приведут к невозмож­ности удовлетворения требований кредиторов организации. Естественно, именно наличие умысла является наи­более труднодоказуёмым обстоятель­ством». «Ну а руководство предпри­ятия должно доказывать обратное», — напоминает адвокат Сергей Рудько.

Другой ребус, который пытаются решать следователи, — квалификация убыточных сделок или сделок, которые впоследствии привели к убыткам. «Очевидная опасность и для проверя­ющих, и для бизнеса состоит в том, что в принципе любая сделка может иметь такой эффект, — говорит адвокат Максим Самарев. — Простой пример. Компания приобретает недвижимость в июле 2008 года. Через полгода, в разгар кризиса, недвижимость теряет в цене треть. А компания, у которой возникли трудности с деньгами, про­дает объект. Естественно, сделка со­вершается с убытком. Но ведь таковы рыночные условия! Вот почему в слу­чае банкротства и обвинений в его преднамеренном характере руководи­телям компаний прежде всего следует доказывать, что спорные сделки не были направлены в ущерб кредиторам, а, напротив, осуществлялись в стремлении сохранить платёжеспо­собность».

— В условиях финансовой неустой­чивости предприятия любую сделку следует оценивать с точки зрения воз­можных последствий в будущем, — со­ветует консультант Михаил Черны­шев. — Если менеджмент видит, что сделка может быть неоднозначно воспринята в разрезе потенциального банкротства, нужно подстраховаться: провести независимую оценку, согла­совать договор в администрации, с профсоюзом или, в конце концов, скредиторами». Такие меры, разумеет­ся, не дают стопроцентной гарантии. Однако доказать отсутствие преступ­ного умысла без такой вовремя подсте­ленной «соломки» — в разы сложнее.

Средства для подстраховки имеют­ся. Однако юристы сходятся во мне­нии, что хорошая доказательная база — лишь один из элементов защиты, позволяющий затянуть процесс, выиг­рать время или отбить у правоохрани­тельных органов желание возбуждать дело. Но если механизм уголовного преследования по подозрению в нару­шении законодательства о банкротстве все-таки будет запущен, вероятность, что дело закончится приговором, весьма велика.

ЗА ЧТО САЖАЮТ БАНКРОТОВ?

ГУВД по Иркутской области задержало предпринимателя из поселка Харик. По версии правоохранительных орга­нов, руководитель крупного сель­хозпредприятия взял в 2008 году кредит якобы на расширение про­изводства, однако перевел его на счет другой фирмы, а свою привел к банкротству. В результате сотруд­ники сельхозпредприятия лиши­лись рабочих мест, а активы были проданы. Ведется следствие.

В Кемеровской области в поле зрения правоохранителей попала мебельная фабрика, объявившая о банкротстве. Как сообщает Кемеровское УВД, в ходе проверки оперативной инфор­мации сотрудники подразделений милиции по экономической безо­пасности установили, что директор предприятия выводил денежные средства из оборота компании. Он заключал заведомо убыточные сделки с подставными фирмами, а также «покупал» услуги фирм-од­нодневок по завышенным ценам. Например, консультации на сумму в 44 млн рублей. Сейчас в отноше­нии руководителя ведется след­ствие по факту преднамеренного банкротства и неуплаты налогов.

ЗАО «УК «ИнтерХолдинг-Инвест», за­ключившее кредитный договор со Сбербанком РФ, находилось на грани банкротства. Гендиректор компании Вячеслав Степурин знал об этом, поэтому предоставил банку под­ложные документы о благополуч­ном финансовом положении своего предприятия. Деньги ЗАО потрати­ло на оплату договоров займа (как выяснилось позже — фиктивных)? Затем перечисленные суммы были обналичены и похищены лицами, которых следствие так и не устано­вило. Компанию же объявили банк­ротом. Финал: руководителя компании приговорили к 5 годам лише­ния свободы за преднамеренное банкротство.

Источник: Илья Данилкин, «Бизнес-журнал»

Комментариев нет, будьте первым кто его оставит